Неформальное интервью: Brad Wilson & Surround Art Gallery

10
10
18
В июле 2018 года организаторы первой в России частной галереи Fine Art фотографии и скульптуры, Surround Art Gallery, совершили путешествие в глубину Американского континента. Целью этой поездки была встреча с Брэдом Вилсоном, автором, чьё творчество представляет галерея.

Город, где Брэд Вилсон живет и работает, выбран им не случайно, не случайно и наша поездка была отчасти вдохновлена яркой и загадочной историей этого места. Санта-Фе - это центр средоточия искусств Северной Америки. Количество галерей и музеев здесь исчисляется сотнями, буквально каждая улица центральной части города имеет на своем протяжении десятки из них. При этом жанры и направления, представленные здесь не ограничиваются исключительно творчеством коренных народов, хотя культура доколониальных индейских поселений весьма трепетно возрождается как в декоративно-прикладном искусстве, так и в архитектуре. Ее колорит соперничает разве что с атмосферными испанскими строениями первых переселенцев. Это многообразие довершает слияние современных творческих идей всей Америки, где живопись и фотография соседствуют весьма красочно, а главное - гармонично. Исторический облик города сохраняется нерушимым правилом: приобретенные здания нельзя перестраивать, так что все галереи располагаются в строениях, чей внешний вид не менялся столетиями. В связи с упомянутыми особенностями, Санта-Фе привлекает множество неравнодушных к творчеству людей, дизайнеров и художников. Здесь сменяют друг друга фестивали и выставки, а голоса восторженного бурления круглогодично звучит на его улицах.

На протяжении 3-ех дней, проведенных в компании Брэда Вилсона и его очаровательной спутницы, Саро, мы беседовали на темы важные для развития нашего общего проекта и его миссии. Результатом бесед во время прогулок по городу, его галереям и окрестным живописным склонам гор, стало неформальное и объемное интервью, ценное своей искренностью и оригинальностью благодаря естественному дружескому общению.

SAG: - Расскажи пожалуйста, что именно привлекло тебя в этом небольшом, но наполненном событиями городе? Что нашел здесь фотограф, проживший так долго в Нью-Йорке, ставший первым из лучших, и добившийся непревзойденных результатов в своей творческой карьере?

BW: - Хороший вопрос... Мне сразу приходит на ум то первое впечатление, когда я однажды оказался здесь. Тогда я еще только начинал свой путь как фотограф. В Санта-Фе все отличалось от моего прежнего представления о мироустройстве, и мне это нравилось. Начнем с Северной Каролины, где я вырос в весьма консервативных условиях, в замкнутом обществе людей, не склонных к экспериментам в жизни. Контраст с Нью-йорком был очевиден. На моей родине из поколения в поколение люди живут по одному и тому же сценарию и по большей части ничем особенно не интересуются. Мне же всегда хотелось чего-то большего, я просто не мог смириться с судьбой стать очередным юристом или доктором в семье. Преодолев весьма тяжелое осуждение, после окончания колледжа я уехал в Нью Йорк, но не могу сказать, что этот город встретил меня с распростертыми объятиями. Я был совершенно один, наедине с самим собой и с множеством препятствий, характерных для мегаполиса. Долго искал жилье, долго искал работу, теряя последние накопления, но двигался вперед, еще не зная до конца, что же все-таки ждет меня впереди. Попав в некую колею, я работал на нескольких именитых фотографов подряд, понимая, что нашел в жизни то, чем хочу заниматься, но только по-своему. Меня ожидало много работы, год за годом я работал в большом ажиотаже, но без особенной творческой реализации. Я уже держал в руках инструмент, но подходящих условий для того, чтобы полноценно воспользоваться им, еще не наступило. Практикуя и практикуя фотографию день за днем, я стал замечать как постепенно мои усилия начали вознаграждаться. Я вдруг открыл фотографию с совершенно новой стороны - не только технически, но и артистически, художественно. Я увидел насколько развились мои творческие и профессиональные навыки, благодаря чему мне повезло начать свою собственную карьеру коммерческого и Fine Art фотографа. Так вот, спустя 12 лет бурной жизни в Нью-Йорке, мне было необходимо погрузиться в новую среду, способствующую творческому переосмыслению. И Санта Фе запомнился мне тем местом, где я почувствовал особую энергию и смог сосредоточиться на ней, в отличии от Нью Йорка, где все происходит слишком быстро и бурно. Я осознал, насколько атмосфера большого города угнетала меня и как приятна размеренная, но в то же время праздничная жизнь солнечного Санта-Фе. Этот милый и уютный город, тем не менее аккумулирующий в себе такое разнообразие искусств, стал моим заветным местом.

SAG: - Это большое счастье. Что скажешь о современном искусстве? Каков твой личный взгляд, ведь твое творчество это его яркое проявление?

BW: - Да, очевидно это так, раз я слышу это от вас. (Смеется.) По большей части я о нем не думаю, ведь не все то, что принято считать искусством им является. Вернее, в основном это не искусство. В этом вопросе я согласен с позицией Surround Art Gallery. Существуют весьма четкие особенности того, что может относиться к искусству: это сложно сотворить, для этого необходимо мастерство, талант, настойчивость, огромная работа и неотразимый результат. Понимание этого весьма эффективно стирают у людей благодаря денежному влиянию и созданию модных тенденций, за которыми слепо следует большинство. Лично мне претит возможность предложить зрителю что-то несовершенное, недоделанное, то, на чем я мог бы сэкономить время и усилия и, в конечном итоге, все равно продать это. Я не могу не стремиться к недостижимым идеалам в своей работе, ведь это дело моей жизни, и я совершенствуюсь в нем постоянно.

SAG: - Вот-вот. Печально, что результатом этого становится то, что новые поколения людей с трудом отличают, или не отличают вовсе, нечто совершенное, что заняло уйму духовного и физического труда талантливого человека, от нелепости, которую можно воспроизвести за 10 минут. Увы, это девальвирует понятие искусства и лишает людей истинных идеалов. Расскажи нам о сложности своего творчества? Немного приоткрыть тайну этого процесса было бы интересно для тех, кто все же еще стремиться к сути вещей.

BW: - О, если говорить обо всем по порядку, то мне сложно решить, с чего начать. Как вам известно, я начал проект Affinity в 2010 году, не буду вдаваться детально в подробности рисков, которые были с ним связаны. Лишь в общих чертах: я сделал весьма значительные вложения для того, чтобы организовать съемочный процесс (фототехника, осветительные приборы, студия, транспорт, оплата съемочного дня с каждым животным и его сопровождением). Подобная организация стоила мне в сумме почти 100 тысяч долларов, а ведь я еще не приступил к работе и, поверьте, весьма абстрактно представлял себе ее объем, зато четко понимал, каким должен быть результат. Вспоминая те полные решимости дни, когда я делал первые снимки в студии, сколько казусов из-за непривычности процесса происходило, я с удивлением понимаю как долго продолжаю этот проект несмотря на все его сложности. В момент истины, когда находясь в рабочем кабинете я просматриваю результаты своих усилий, становится понятно, что решена всего лишь треть стоящей передо мной задачи. Первые результаты - это тысячи снимков, которые я один за одним открываю и выбраковываю, рассматриваю под многократным увеличением, выбирая те, с которыми в последующем буду работать доводя их до идеала. Отобранные несколько снимков я сохраняю для последующей обработки, которая занимает недели, а иногда и месяцы. В это время одному мне известно, что за изображение в действительности находится на мониторе, так как многократное увеличение делает его неузнаваемым, а мне необходимо проверить каждую деталь.

SAG: - Это покажется тебе смешным, но не все понимают, что Fine Art фотография - это, помимо самого съемочного процесса, результат сотен часов скрупулезной художественной обработки, а также навыков, техники и знаний, которые для этого необходимы.

BW: - Да-да, мне приходилось слышать как-то раз: "Я могу сделать также!", я тогда сказал "Вперед!", однако того, кто это заявил, не видел больше ни разу. (Смеется.)

SAG: - Удивительно, но в наш век зритель часто противопоставляет себя тому, что он созерцает и начинает конкурировать с этим или искать подвох вместо того, чтобы наслаждаться, или, если это не является целью, вместо того, чтобы приложить достаточные усилия, чтобы научиться тому, что он наблюдает и превзойти этот результат.

BW: - Почти каждый хочет быть звездой! (Смеется.) Но не каждый готов платить за это трудом, усердием и самосовершенствованием.

SAG: - Хорошо, что в центре нашего внимания иные звезды - это те животные, которые стали героями коллекции Affinity. Хотелось бы узнать немного об особенностях работы с ними?

BW: - С удовольствием поделюсь с вами кое-чем интересным. Некоторые подробности вам уже известны из опубликованных ранее интервью. Напомню, что дикие животные остаются таковыми даже под надзором опытных дрессировщиков. Мы же, в наш современный век, уже не особенно понимаем их опасность, и это неправильно. На протяжении первых сессий и я бывал неосторожен, увлекаясь, подходил слишком близко, приближал камеру буквально к морде животного. Хорошо, что опытные дрессировщики предвосхищали возможные инциденты и настоятельно напоминали держать дистанцию.

Одной из самых нетерпеливых кошек была пантера. То был самец и он очень устал от моего чрезмерного внимания, постепенно выражая все больше свое недовольство. Я успел сделать не так много снимков, прежде чем он явно выразил раздражение. Нам пришлось закончить сессию раньше времени, но подводя итоги, я увидел в фотографиях мощную энергию, за которую благодарен этому животному. Вместе с тем, я ощущаю неловкость перед ним за свою, хоть и вынужденную, навязчивость.

Неожиданной для меня прытью и нервозностью отличились лошади. Я не предугадал насколько чувствительными они окажутся к вспышкам света во время фотосессии и как некомфортно им покажется мое внимание. Эта съемка тоже была довольно короткой, но чрезвычайно сложной. Я постарался закончить её как можно быстрее, освободить их от замкнутых стен студии, и сосредоточился на эффективности каждого снимка. Теперь мне известно, кого можно назвать самыми капризными моделями.

SAG: - Хотя, казалось бы, это могли быть птицы?

BW: - Напротив, птицы были весьма спокойны. Иногда они замирают так надолго (относительно того как долго могут находиться неподвижно другие животные), что я успеваю выбрать и проработать несколько ракурсов.

SAG: - А что насчет мандрила?

BW: - Можно сказать наверняка, что второй такой сессии в ближайшее время повторить не удастся никому, по крайней мере в Соединенных Штатах. Он вырос и превратился в настоящего альфа-самца, посметь приблизиться к нему с камерой - себе дороже. Я счастлив, что имел возможность провести с ним столько времени в непосредственной близости, он мой заслуженный любимец не смотря на то, что он явно желал наброситься и побороть меня на протяжении всей съемки. (Самец мандрила был выращен дрессировщиком из-за того, что от него отказалась мать. В подростковом возрасте он был достаточно агрессивен, но управляем из-за своего небольшого размера, однако теперь он повзрослел, его клыки окрепли, мышечная масса значительно возросла, а нахождение человека рядом с ним еще более опасно, особенно если это мужчина.- прим.)

SAG: - В интервью принято задавать вопрос о ближайших "творческих планах", так и мы не упустим эту возможность. Каково будущее коллекции "Affinity"?

BW: - О самом интересном вы уже знаете: я рассматриваю возможность приехать в Россию, чтобы осуществить съемку животных, которые обитают именно на Евразийском континенте (бурый медведь, амурский тигр, волки и лошади). Это была идея Surround Art Gallery, которая, как мне кажется имеет большой смысл в контексте моего участия в этом международном проекте. В ближайшее же время в моих планах сессия с новыми животными в Америке, какими именно - пусть это будет сюрпризом.

Этот разговор стал частью беседы длиною в несколько дней, которая вдохновила и настроила на оптимистичный лад всю дружескую компанию. Сегодня мы ждем визита Брэда Вилсона в Москву, чтобы организовать съемки дикой фауны России мировым автором, чей талант говорит сам за себя. О самом же Брэде Вилсоне, не как о творческой личности или деловом партнёре, но как о человеке, можно сказать так: если бы таких людей становилось больше, наш мир непременно менялся бы в лучшую сторону. Стремление к высоким идеалам затрагивает не только его деятельность, благородные взгляды и убеждения прослеживаются во всех его проявлениях. Он один из тех людей, который меняет мир вокруг себя к лучшему, и это его стремление бескомпромиссно разделяет Surround Art Gallery.